Черный пиар и Дезинформация в деле Стати

Стати и их сообщники инициировали масштабную черную PR-кампанию по распространению дезинформации и нанесению ущерба международной репутации Казахстана. Стати преследовали следующие цели:

ввести в заблуждение своих партнеров и держателей облигаций

обмануть международный арбитражный суд и суды по всему миру

вынудить Казахстан заключить мировое соглашение до того, как их дело будет проиграно в суде

Черный пиар - это манипулирование информацией и использование нечестной тактики в процессе осуществления связей с общественностью с целью дискредитации деловых или политических конкурентов. Этот метод часто используется мошенниками против предприятий и предпринимателей, чтобы распространить дезинформацию и нанести ущерб их репутации. 

На протяжении многих лет Стати и их сообщники систематически публиковали ложную информацию в СМИ и в пресс-релизах. В распоряжении Казахстана находятся многочисленные примеры ложных заявлений, сделанных Стати средствам массовой информации, а также выпущенные Стати пресс-релизы, содержащие неверную информацию. Далее подробно описаны и опровергнуты некоторые из ключевых ложных утверждений, распространенных Стати в СМИ.

Примеры лжи Стати в средствах массовой информации

Стати утверждают, что арбитражный суд уже рассмотрел доводы о мошенничестве и отклонил их.

Факт:
Во время рассмотрения спора арбитражный суд не был осведомлен о мошенничестве Стати. Как позднее установил Высокий суд Англии, Казахстану ничего не было известно о мошенничестве до вынесения в декабре 2013 года арбитражного решения. Сегодняшние доводы Казахстана относительно мошенничества Стати не упоминаются в арбитражном решении.

Высокий суд Англии в постановлении от июня 2017 года пришел к выводу, что во время арбитража Казахстан не имел доступа к доказательствам мошенничества и не мог представить их в арбитражном суде:

“Я убежден, что до вынесения Решения государство не имело доступа к доказательствам предполагаемого мошенничества, на которые оно теперь полагается, и что доказательства предполагаемого мошенничества не могли быть обнаружены до вынесения Решения, даже если бы государство проявило должную осмотрительность.”

Ярким примером доказательств мошенничества является корреспонденция Стати с КПМГ, в которой аудитор информирует Стати о своем решении отозвать аудиторские отчеты за трехлетний период. Данная корреспонденция свидетельствует о том, что КПМГ была введена в заблуждение. Апелляционный суд Свеа, рассматривавший первоначальное заявление Казахстана об отмене / признании арбитражного решения недействительным, не был осведомлен о существовании фактов, изложенных в корреспонденции Стати с КПМГ. Стати сокрыли данную информацию от суда. Эксперт Патрик Шельдсрем (Patrik Schöldsröm), ныне судья Апелляционного суда Свеа, прокомментировал ситуацию так:

“Суда Свеа не имел достоверных доказательств для своего решения от 2016 года.” 

Также неверно утверждать, что шведские суды отклонили доводы Казахстана о мошенничестве Стати. Судья Высокого суда Ноулз в своем решении от 27 июня 2017 года постановил:

“Было бы неверно утверждать, что шведский суд отклонил все представленные доказательства. Фактически, за редкими исключениями, Шведский суд в данном случае не высказал мнение о представленных ему доказательствах и материалах.”

Ни один суд ни в одной из многочисленных юрисдикций, в которых Стати и их сообщники пытались привести в исполнение арбитражное решение (Швеция, Англия, США, Бельгия, Нидерланды, Люксембург, Италия), не анализировал все имеющиеся сейчас доказательства мошенничества Стати.

Стати утверждают, что решение арбитражного суда является окончательным, обязательным и не подлежит обжалованию во всех юрисдикциях, и что Казахстан старается изо всех сил избежать выплаты компенсации по данному арбитражному решению.

Факт:
Казахстан воспользовался своим законным правом противостоять Стати в инициированных ими многочисленных судебных разбирательствах о признании и исполнении арбитражного решения, которое, как демонстрируют полученные доказательства, было вынесено в пользу мошенников, организовавших беспрецедентную по своему размаху преступную схему, реализация которой происходила до, во время и после арбитража. Факт мошенничества был подтвержден решением судьи Ноулза от июня 2017 года, показаниями под присягой Артура Лунгу (Artur Lungu), независимым решением KПМГ отозвать свои аудиторские отчеты и многочисленными независимыми экспертами, которые в настоящее время выступают в поддержку Казахстана в судебных разбирательствах.

По причине мошенничества Стати потерпели поражение в Лондоне. В Люксембурге признание арбитражного решения было отменено, вопреки возражениям Стати. В Бельгии в настоящий момент полным ходом продолжается процесс апелляции. В Нидерландах и Италии - кассационные производства. Даже в Швеции Стати потерпели поражение в июне 2020 года, когда Апелляционный суд Свеа признал неправомерными их попытки арестовать средства Национального банка Казахстана и обязал Стати выплатить Казахстану миллионы долларов США в качестве компенсации судебных издержек.

Стати утверждают, что в 2017 году Высокий суд Англии руководствовался низким стандартом доказывания, когда пришел к выводу о наличии доказательств их мошенничества, а, значит, мошенничество не было доказано.

Факт:
Решение судьи Ноулза было не о том, что имелись веские основания для рассмотрения дела о мошенничестве судом. Дело уже было представлено суду в 2016/17гг. посредством многочисленных свидетельских показаний, документов и пояснений. Решение судьи Ноулза, содержащее 21 страницу, установило, что Казахстан смог доказать мошенничество Стати, если только Стати не смогут доказать обратное. Судья Ноулз пришел к выводу, что арбитражное решение было получено путем мошенничества, и что у Стати имелась возможность опровергнуть этот вывод в ходе судебного слушания, назначенного на октябрь 2018 года. Однако, Стати предпочли сбежать.

Согласно английскому праву, prima facie вывод Высокого суда о наличии мошенничества означает, что оно доказано в суде, и вывод этот считается верным, если не будет доказано обратное. Судья Ноулз постановил:

Доказательств prima facie мошенничества достаточно, чтобы преодолеть чрезмерную осторожность суда, когда ему предлагается отменить решение на основании публичного порядка.”

“[Адвокат Стати] утверждает, что "абсурдно заявлять, что предполагаемое мошенничество было мошенничеством в отношении арбитражного суда ... или имело бы для него значение". Я не нахожу возможным принять этот аргумент. По моему мнению, в деле присутствуют необходимые доказательства prima face, чтобы прийти к выводу, что предполагаемое мошенничество имело значение для арбитражного суда. И что, в самом предложении арбитражному суду полагаться на Предварительную заявку KMГ в обстоятельствах предполагаемого мошенничества (скрытых как от арбитражного суда, так и от участника торгов), заключалось мошенничество в отношении арбитражного суда.”

“Я считаю, что решение Шведского суда и решение Суда США не создают эстоппель, что государство имеет право полагаться на доказательства, полученные с момента вынесения арбитражного решения, и что существуют достаточные доказательства “prima facie” того, что арбитражное решение было получено путем мошенничества.”

“Будут затронуты целостность арбитражных процедур, надзор за ними со стороны Судов, Нью-Йоркская конвенция, приведение в исполнение арбитражных решений в различных странах, если утверждения о мошенничестве в настоящем деле не будут рассмотрены в ходе судебных слушаний и не будут решены по существу, включая вопрос о последствиях мошенничества, если оно будет установлено. Интересы правосудия требуют такого рассмотрения"

Стати было разрешено отказаться от инициированного ими исполнительного производства и избежать судебного разбирательства по делу о мошенничестве только при выполнении трех условий:

a)
отмене ранее полученного в одностороннем порядке приказа об исполнении арбитражного решения в Англии;

b)
принятии на себя обязательств никогда больше не пытаться привести в исполнение арбитражное решение в Англии;

c)
принятии на себя обязательств по оплате судебных издержек и расходов Казахстана.

Стати утверждают, что Министерство юстиции Казахстана считает процессуальные победы значимыми победами в деле.

Факт:
После многих лет систематической лжи со стороны Стати и их сообщников, суды, наконец, начали рассматривать истинные доказательства, и чаша весов правосудия склоняется в пользу Казахстана. Решения, которые Министерство юстиции публикует в пресс-релизах, являются для Казахстана значимыми победами, а не просто «узкими и техническими» процессуальными победами. Министерство юстиции публикует важные доказательства мошенничества Стати, которые ранее не были доступны судам.

Министерство юстиции, будучи государственным органом, обязано сообщать широкой общественности об определенных событиях особенно в свете кампании по дезинформации и черному пиару, проводимой Стати и Чэпменом.

Нью-Йоркский финансист Дэн Чапман и его группа компаний Argentem Creek утверждают, что Стати не занимались мошенничеством, а Республика якобы выдумала обвинения в мошенничестве, чтобы избежать выплат в адрес Стати.

Факт:
Министерство юстиции Казахстана получило доказательства того, что нью-йоркский финансист Дэн Чапман и его группа компаний Argentem Creek сознательно участвуют в многолетнем мошенничестве, совершенном Стати.

Переписка по электронной почте между Чепменом и его помощниками показывает, что Чепмен расследовал деятельность Стати много лет назад и давно установил для себя, что Стати занимались мошенничеством, связанным с их бывшим казахстанским бизнесом. Эти электронные письма показывают, что Чапман знает, что история, которую он рассказывал судам, СМИ и общественности, является ложной.